Тайна восьмого Гран Крю. «Ля Мутон»

Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram

– Пардон! – отозвался Фагот, – я извиняюсь, здесь разоблачать нечего, все ясно.

– Нет, виноват! Разоблачение совершенно необходимо. Без этого ваши блестящие номера оставят тягостное впечатление. Зрительская масса требует объяснения.

Булгаков М.А. Мастер и Маргарита

Во Франции любят и ценят историю своей страны

С удовольствием вспоминают хорошее, а неприятные и спорные моменты облагораживают, украшают и превращают в красивые легенды. Особенно много мифов связано с вином. Если при этом вспомнить, что вино для французов является просто священным атрибутом хорошей жизни, то кажется абсолютно нормальным, что для каждого вина есть своя история. Вином я увлекаюсь давно, и винные легенды занимают особое место в моём сердце. Про одну такую историю, которая превратилась в легенду, я и хочу вам рассказать. Речь пойдёт о Шабли уровня Гран Крю, под названием «La Moutonne» ( Ля Мутон ) от производителя Domaine Long-Depaquit.

Гран Крю в Бургундии

Начну с небольшой вводной для тех, кто слабо знаком с Бургундией. Любители и знатоки Шабли могут смело пропустить пару следующих абзацев, а вот дальнейшая история их вполне может заинтересовать.

В Бургундии, а в её состав входит и всемирно известное Шабли, с трепетом относятся к уникальным участкам (или терруарам), которые дают исключительные вина. Участки эти имеют прекрасную экспозицию, особую почву и долгую историю, в руках мастера они дают потрясающие по утончённости и комплексности вина. Самым лучшим дают статус Гран Крю, выше этого уровня уже ничего нет. Таких Гран Крю в Бургундии всего 33, общая их площадь составляет 560 га против всех 30 000 га бургундских виноградников, что и объясняет, почему эти вина так редки и дороги. Отдельно отмечу, что лучшими в мире сухими белыми винами считаются именно Бургундские.

В самом Шабли имеется семь клима одного Гран Крю, которые расположены на одном холме и общая их площадь составляет порядка 100 гектар. Эти семь Гран Крю (клима) называются: Blanchot, Les Clos, Valmur, Grenouilles, Vaudésir, Bougros и Les Preuses. При этом на любой лекции, посвящённой Шабли, всегда упоминают восьмой, неофициальный Гран Крю Ля Мутон.

Легенда «Ля Мутон»

Здесь и начинается легенда вина Ля Мутон, или официальная версия производителя Domaine Long-Depaquit. Ниже я привожу цитату с сайта «Марин Экспресс», представителя хозяйства в России:

« … история поместья Лон-Депаки, с его знаменитой монополией Ля Мутон («Овечка»),
связана с цистерцианским аббатством Понтини, владевшим виноградниками и погребом в Шабли с 1128 г. В эпоху Великой Французской Революции Жан Депаки был настоятелем аббатства Понтини, а его брат Симон – экономом. В 1790 оба покидают орден и начинают жить как частные лица. Симон Депаки удаляется в Шабли и 31 марта 1791 г. при распродаже конфискованных государством имуществ покупает виноградники аббатства, включая знаменитый “Мутон в Водезире”.
ЛЯ МУТОН («ОВЕЧКА»). Ля Мутон получил признание еще до Великой Французской Революции как выдающийся виноградник в пределах Водезир (одного из семи гран крю Шабли), принадлежавший монахам аббатства Понтини. Его купил в 1791 г. Симон Депаки – бывший эконом аббатства — прекрасно осведомленный об уникальных достоинствах этой земли.
Уже в 1868 д-р Гийо упоминает «Ля Мутон» как одно из лучших вин из Шабли. В 1904 г. Руссо и Шапа (Chappaz) ставят Мутон выше Водезир, Ле Кло и Гренуй.
Ля Мутон расположен на 2,35 га в самом центре амфитеатра долины Водезир. Крутые склоны, укрывающие виноградник от северных ветров, представляют собой обнажение киммериджской известняковой породы. Именно эта мощная залежь ракушечника обусловливает особенный минеральный привкус шаблизианских вин.»

Начнём с названия. Слова «La Moutonne» во французском языке не существует. Есть слово «Le Mouton», которое означает «баран», а вот овца уже будет «La Brebis». Поэтому перевод некорректен, у названия есть своя история. Дело в том, что вином до Французской Революции очень и очень часто занимались монахи. Монаха, который отвечал за виноград, называли « chanoine» — шануан, адекватного перевода всё равно не найти. С женщинами особо общаться монахам было запрещено, и шануаны с великой любовью и заботой относились к лозам, которые росли на монастырских землях. Нередко лозам давали имена, конечно же, женские. В конце XVIII века у нашего участка был свой шануан, и фамилия у него была Mouton. Вот по его фамилии участок и стал называться La Moutonne, если условно перевести фамилию того монаха как «Баранов», то у земли появилось название «Баранова», никакого отношения к овцам это не имеет (некоторые знатоки пишут, что участок так назвали из-за своей формы в виде спины барашка).

Далее про братьев Депаки, которые приехали в аббатство Понтиньи из Ардена. Напомню, что Понтиньи, построенное в 1114 году, до сих пор является крупнейшим цистерцианским аббатством в мире. Первым в нём объявился Жан, которого избрали Аббатом в 1788 году. Брат Симон, который приехал попозже, получил должность управляющего всеми винными подвалами и виноградниками. Был ли то родственный блат, или у Симона были особые таланты, мы уже сказать не сможем. Скоро грянула Революция. Собственность, принадлежавшую церкви и аристократам, изымали и продавали. Лица, ответственные у монахов за виноградники должны были составлять списки, по которым потом проводились торги. Кто-то готовился к худшему, а кто-то понял, что судьба предоставляет уникальный шанс. Наши братья отреклись от религии и с интересом стали присматриваться к деятельности революционных масс. Уникальные виноградники аббатства Понтиньи выставили на торги на аукционе, братья были «в теме».

Симон Депаки

Вот на аукционе мы сделаем особый акцент. Дело в том, что по результатам торгов победителем был объявлен никому не известный Жан Миньар. Красивый французский язык называет таких персонажей «homme de paille» — соломенный человек, по-русски же их называют подставными лицами, сразу вспоминается зиц-председатель Фунт. На оформление документов и оплату нашему Фунту дали месяц, в конце которого он заявил, что истинным покупателем является уже знакомый нам Симон Депаки. А вот немалые деньги на покупку 12 с лишним гектаров лучших в Шабли виноградников Симону дал уже его брат Жан Депаки, бывший аббат из Понтиньи. Откуда у аббата, который отвечал за всё аббатство и принимал все доходы, а также сборы и пожертвования от верующих; так вот откуда у него нашлось достаточно денег на покупку виноградников нам не ведомо. Хочется предположить, что вместе с братом они должно быть достаточно наэкономили за годы службы, только вот зарплаты у монахов не было. Может быть, им помогли святые угодники, или сам Господь подбросил деньжат по старой памяти. Беда в том, что во время Революции в Господа уже верили слабо, и у окружающих могло появиться много вопросов, поэтому братья и были вынуждены обратиться к сторонним лицам, чтобы не участвовать в аукционе напрямую.

История виноградника

Также интересно происхождение участка, который якобы принадлежал аббатству Понтиньи. Понятия крутизны и престижности уже вполне действовали в те времена, поэтому заявить о том, что участок принадлежал аббатству Понтиньи, было успешным коммерческим ходом. На самом деле участок принадлежал всего лишь часовне Chappelle Saint-George, которая в свою очередь подчинялась Коллегиальной церкви Святого Мартина в городе Шабли. Отдельно можно заметить, что между монахами из Шабли и Понтиньи шли постоянные распри, которые прекратила уже только Революция. По понятиям престижа Аббатство явно перевешивало часовню, поэтому и появились «стулья из дворца». С Ля Мутон произошла ещё одна удивительная метаморфоза. Дело в том, что по первоначальным документам он был в два раза меньше нынешнего, последние приросты происходили в 1915 и в 1945 годах, поэтому сейчас его площадь уже составляет 2,35 гектара.

Надо отдать должное, Симон Депаки проявил себя как гибкий и успешный предприниматель, а также как крепкий хозяйственник, как сказали бы сейчас. Вероятно, во времена перемен такие люди пользуются популярностью, что может объяснить тот факт, что Симон стал мэром города Шабли с 1795 по 1798 год. Будучи мэром, он объяснил своим согражданам, что времена настали тяжёлые, что бюджет города не резиновый и что казначейству надо проводить программу cost-saving или урезания затрат. Симон выступил с инициативой продать одну из двух городских церквей, так как город вполне мог обойтись только одним объектом религиозного культа. Выбор пал на церковь Сен-Пьер, которая украшала город с XII века. Торги состоялись, и церковь приобрёл, сюрприз, сюрприз, сам Симон Депаки!

История владения «Ля Мутон»

Тут было ещё одно удивительное совпадение, дело в том, что незадолго до этого, в 1793 году Симон купил дом, который по совершенной случайности находился в 150 метрах от церкви. Дом надо было расширять и что главнее, надо было отстроить хороший забор для участка площадью 80 соток (8000 кв.м.), это более 400 погонных метров периметра. Желание первым делом построить хороший и мощный забор загадочным образом мне напоминает нынешнюю Россию. Камень, как вы понимаете, был дорог и Симон стал просто разбирать церковь для строительства. Если пройтись по улице Rue du Puits в Шабли вдоль мощного каменного забора, которому уже более 200 лет, то можно заметить остатки колонн в романском стиле и также камни с древними надписями. Я не являюсь верующим человеком, но даже если отвлечься от религии, то идея использования памятника старины для строительства забора у меня не вызывает симпатии. К счастью, в Шабли были неравнодушные люди, 17 виноделов объединились и выкупили церковь у Мэра, так что хотя бы половина того древнего строения дошла до наших времён.

У Симона были дети, но не было внуков, поэтому семья усыновила одного дальнего родственника, мальчика с фамилией Long, так появилась фамилия Лон-Депаки. Тот самый дом с забором из бывшей церкви продали в XX веке, а взамен купили замок в Шабли, который во время Революции был изъят у аристократов. Последний управляющий хозяйством с фамилией Лон-Депаки попал в автомобильную аварию в 1925 году, это при том, что автомобилей тогда было не так уж много, в результате он ослеп. Наверное, при желании в этом можно усмотреть некую карму. Хозяйство выкупила известная фирма Альберт Бишо в 1968 году, она сейчас и владеет легендарным Шабли Ла Мутон.

Терруар Ла Мутон

К счастью, лоза не ведает о деяниях людей. Сам участок Ла Мутон действительно уникальный. У него идеальная экспозиция, на нём первым тает снег, он защищён от северного ветра, здесь растёт виноград, который даёт потрясающее вино. Ля Мутон большей частью находится на Гран Крю Водезир, что значит Долина Желаний, и здесь проходит дорога, которая исполняет желания, это безумно красивое и атмосферное место. Всё это объясняет, почему за бутылку Мутона просят под 80 евро, это против более реальных 40-50 евро у конкурентов за Водезир, которым, по существу, Ла Мутон и является. Если бюджет позволяет, рекомендую попробовать, да и в целом, в хозяйстве очень качественные вина!

Подпишитесь на рассылку учебных материалов

Дарим книгу "Как открыть вино"

Оставьте свои контактные данные для связи